Сага о людях с острова Дайн

/ Автор: / Оригинал

"Сага о людях с острова Дайн" - текст, написанный к игре "Исландия-2", проводившейся в 1999 г. под Казанью. "Сага о…" предлагалась игрокам в качестве вводной, известной всем игрокам-жителям острова Дайн, расположенного близ Исландии. "Сага" является предысторией к игре

Прядь о заселении острова

Начинается эта сага с того, что жил в Исландии человек по имени Семунд а по прозвищу Слабоглазый, сын Асварда, внук Асгрима Смелые Намеренья, правнук Аудольфа Косноязычного. Он был человек знатный и видный собой, но глаза у него видели хуже, чем у прочих, за что он и получил свое прозвище. У него был хутор Гарь на Понедельничной Гряде. Женой Семунда была Хердис Мудрая, у них были дети Альв и Арнор, и еще дочь Гро. Арнор был старшим. Еще в тех местах жил человек, которого звали Ульв Большая Голова. Он был очень умен и хорошо знал законы. Ульв и Семунд были очень дружны между собой и обменивались подарками. У них были еще друзья: Сигват сын Энунда, Торд Краснолицый сын Торлейка, Тьерви Скальд, сын Скафти, внук Сигвата, правнук Сельви Длинные Руки, Квист Слабоухий сын Вестейна, внук Вальгарда воспитанника Арнольва Одно Ухо Торгрим Косорукий сын Аудуна Веселого. Ульв был женат на сестре Квиста Асгерд и у них был сын Скамкель, который был хорош собой и подавал большие надежды. Они все жили на Понедельничной Гряде и были они людьми миролюбивыми и достойными, только не было им удачи в жизни, и не выходило у них ничего дельного. За что бы они не брались, не получалось у них ничего путного, и перепортили они много добра своего и чужого. Страдали от своего невезения большего всего они сами, но и соседям их доставалось. Соседи их люди были достойные и удачливые, и решили они отправить Ульва Большая Голова, Тьерви Скальда, Торда Краснолицего, Семунда Слабоглазого, Квиста Слабоухого, Торгрима Косорукого и еще пятнадцать человек и их семьи с острова, дабы избежала Исландия участи печальной, и неудача их не победила удачу соседей. Но не о соседях пойдет речь в этой саге.

Скинулись тогда соседи и купили для них корабль, а Семунд предложил плыть всем на остров Майн, где у него были родичи. Все остальные посчитали предложение дельным и погрузились на корабль с добром и семьями, и вышли в море.

Но невезенье их не оставило их и в море. Как только отошли они от берега, поднялся сильный ветер, и стало носить их корабль по морю так, что нельзя было и определить, куда плывут. Но в конце концов вынесло корабль к земле, и спросили они у Семунда:

– Не остров ли это Майн, а если это Майн, то куда править, чтобы лучше пристать?

Семунд посмотрел на берег и сказал:

– Сдается мне, нам повезло, ибо нас вынесло аккурат к Концу склона, где живут мои родичи.

И он сказал, куда править и как подходить к берегу.

И вот плывут они к берегу и уже подошли близко, как вдруг наскочил корабль на камни да так сильно, что два человека даже упали за борт. Одним из них был Семунд, а другим Тьерви. Тьерви хорошо плавал и сумел выплыть, Семунд же стал тонуть. Тьерви тогда подплыл к нему, ухватил за волосы и вытащил его на мелководье. При этом он сказал такую вису:

Чуть не погиб сейчас
Посох меча слабоглазый,
В недра тресковой тропы
Сбросил конь мачты его.
Скальду привычно нырять
Вглубь обиталища рыбы,
Тополя ветра потока
Вывел на берег он.

После этого случая они с Семундом побратались, как только нашли на острове дерн.

Семунд сказал:

– Сдается мне, что не Конец Склона это, ибо никогда у Конца склона не было камней, и вряд ли они бы там появились.

И вглядевшись в берег сказал Семунд, что точно это не Конец Склона, а что это за место, он не знает.

А так как корабль сильно разбился, и плыть на нем уже дальше было нельзя, то свезли они с корабля на берег все добро и разобрали корабль, и поставили дом, и стали готовиться к зиме.

И случилось так, что шел целую неделю не переставая дождь. И вот однажды ночью пошел Асмунди Мокрый, брат Торда Краснолицего, в отхожее место, что случалось с ним по много раз за ночь, и пошел к забору, чтобы отлить в месте сухом и от порога не очень удаленном. И посмотрел он на обратном пути на холм, который возвышался над хутором, и увидел, что вода почти размыла его и он вот-вот обвалится и закричал он так, что вскочил на ноги весь хутор и выскочили люди на двор, и в тот самый момент склон обвалился и засыпал весь хутор, только баранов самую малость спасли. И называется то место с тех пор Обвальный Берег.

И стало совсем плохо, вырыли они себе землянки и жили в них, и питались скудно, и не надеялись уже пережить зиму. Как-то раз пошел Ульв Большая Голова на охоту и заблудился. Шел он и шел, и сам не заметил, как оказался по другую сторону гор. Вот спускается он с гор, думая что нашел дорогу и возвращается к поселению, но обнаруживает, что оказался в местах лучших, где ветер дует меньше, да и скал поменьше. И видит он курган большой, и тут сморил его сон, и он лег спать, укрывшись плащом. И снится ему, что подходит к нему человек во всем белом и говорит:

– Знаю я про ваши беды, и помогу вам.

Потом рассказал он, где найти пещеру хорошую, и в этой пещере будет все, что нужно для жизни. И сказал еще, что пойдет от них род могучий и сильный, и прославится род сильно, но только если они удержатся и не станут разрывать курган, который стоит посреди острова. После дает он ему пергамент и говорит, что его надо хранить и отдать тем, кто за ним приплывет.

Сказавши это человек исчез, а Ульв просыпается и видит – лежит с ним рядом пергамент, а на нем странные непонятные руны. И пошел он туда, куда указал человек и нашел пещеру, а в ней стадо козлов, баранов с четыре десятка и припасов разных немало. Ульв назвал это место Козлиный Холм. После чего вернулся Ульв к селению, и против обыкновения добрался быстро и не плутая, и рассказал о том что с ним случилось, и показал пергамент. Семунд и его люди собрались и переселились в пещеру, оставив все добро Торду Краснолицему, который остался жить на прежнем месте. Себе же взяли добро из пещеры. А Тьерви, который хорошо знал сказания, сказал, что к Ульву приходил сам Бальдр.

Кроме того нашли они в пещере прибор небывалый, который Семунд Слабоглазый одел на нос и стал видеть, как все. Надо сказать, что Семунд объявил своими земли близ Козлиного Холма, и никто не стал ему перечить, даже Ульв, поскольку Семунда все почитали человеком достойным и знатным. С тех пор Семунд считался годи всей долины, которую стали называть Курганной.

И проходит зима и начинается весна. Стало им жить легче, они начали рыбачить, собирать яйца птиц и охотится. Тогда же они осмотрели остров и поняли, что они на Дайне. Еще обнаружили они, что остров более гостеприимен, чем они думали вначале. Нашли они, что южная его часть не скалиста, и там много места, где можно пасти скот. И решили они остаться здесь жить. Ближе к середине лета оправился Асмунд Безрассудный, сын Торгрима Косорукого, на одной из двух лодок, что у них были к Майну, и с тех пор ни его, ни лодки никто не видел. Многие еще хотели попытаться добраться до Майна, но Семунд запретил это делать, так как у них тогда бы не осталось лодки, на которой можно было рыбачить.

И проходит лето, и находят они неожиданно место, где растет ячмень, а нашел его тот же Ульв Большая Голова, в очередной раз заблудившись. После чего на это место переехал Квист Слабоухий, и основал хутор Дом у дороги. Там он жил со своей женой Альвдис и детьми Бьерком и Гудфинной. Он назвал местность в центральной части острова Пивным Склоном, объявил эти земли своими и стал годи Пивного Склона. Границей между двумя годордами считался Зеленый Ключ.

Тьерви Скальд тоже решил переселиться. Он уехал к устью Зеленого Ключа и основал хутор Зеленый Ключ, где жил со своей семьей и людьми, которые согласились пойти с ним. Он жил на земле Семунда, своего побратима и не видел в этом ничего зазорного. У него была жена Унн и два сына - Фрейгер и Флоси.

Так живут они до зимы и ничего особенного не происходит. Однажды к острову прибило льдину, а на ней был белый медведь. Медведь забрался в пещеру, где держали баранов, и начал хватать их и рвать. Вот медведь бесится в пещере, а все стоят вокруг и не решаются туда войти, и не знают что делать. Тут идет Квист Слабоухий с охоты и хочет проверить, как там его бараны, и идет к пещере, и не слышит рева медведя и криков собравшихся. Он заходит в пещеру и видит, что кто-то там есть, а так как в пещере было темно, то он не разглядел, кто это. А видит только, что человек это большой и не местный.

И говорит Квист:

– Кто ты и что делаешь в моей овчарне?

Тут медведь стал поворачиваться, а Квист, подумав, что человек в овчарне хочет на него напасть, бьет его копьем. Копье попало медведю в бок, и он так взревел, что даже Квист услышал и понял, кто это и что делает в его овчарне. Квист выбегает из пещеры, а за ним выскакивает медведь, делает два прыжка, а затем падает и, ничего не сказав, умирает. Так Квист спас баранов и заслужил большую славу на острове.

Тьерви тогда сказал такую вису:

Хозяин холодного моря
Хозяйничал в овчарне,
Немало побил и порезал,
Кода бы не Квист оважный
Гостя белой льдины
Темным драконом щита
Гостя не угостил,
Кровожадного не убил.

А по весне второго года, когда снова началась рыбалка, унесло в море на лодке двух рыбаков, и долго носило по морю. И уже совсем они решили, что на этот раз конец всему их невезению, как неожиданно ветер стих, и они увидели невдалеке корабль. То был корабль человека по имени Храпп Сломанный зуб. Он подобрал их и узнал, что на Дайне живут люди, и вскоре на Дайн приплыл первый корабль.

Говорят, что в тот же день, когда Храпп подобрал лодку, Торгрим Косорукий полез на скалу за яйцами, да сорвался и разбился насмерть, и это была последняя неудача людей с Острова Дайн, потому что все неудачи покинули их со смертью Торгрима Косорукого, а сам он стал черен после смерти и очень тяжел и похоронили его в месте, которое сейчас зовется Торгримов холм. Близ того места Скамкель Знаток Законов, сын Ульва Большая Голова основал хутор, который так и назвал - Торгримов Холм.

Раггнейд же, дочь Торгрима, унаследовала все добро, что осталось от отца, а также все, что причиталось ее брату Асмунду, которого считали за умершего, поскольку он так нигде и не объявился. Следующей весной к ней посватался Фрейгер, сын Тьерви, и они поженились. Они жили в согласии на Зеленом ключе, и Раггнейд слыла хорошей хозяйкой. Фрейгер же выучился у Скамкеля законам и умело вел дела на тинге, чем снискал большое уважение. После Семунд Слабоглазый передал ему свою власть годи, поскольку его сыновья много плавали и редко бывали на острове, а Фрейер был сыном его побратима, и Фрейгер прослыл большим человеком. У них с Раггнейд были дети Иски Большой Нос, Ульфберт Ржавый Топорик, Хрюмдир и Арнтор.

На остров Дайн приплывало после много достойных людей и многие из них селились на землях, хозяевами которых объявили себя Семунд и Квист, но об этом рассказывается в других прядях этой саги.

Прядь о людях Курганной Долины

Случилось так, что через четыре зимы после заселения Дайна приплыл на остров человек по имени Бьярни Хромой. С ним было пять человек и еще жена по имени Йодис. У него было полкорабля на паях с торговым человеком по имени Торарин, они плавали вместе и были в большой дружбе. Бьярни и Торарин остановились в хуторе Зеленый Ключ у Тьерви Скальда и он хорошо их принял. Торарин привез на продажу зерна, тканей и других товаров и они с Тьерви быстро сошлись в цене. Бьярни же искал место, где он мог бы поселиться. Вот спрашивает он у Тьерви, мол, много ли людей живет на острове и есть ли свободные земли. Тьерви отвечает, что пустые земли есть, но все они мало пригодны для житья, так что лучше было бы купить участок у Семунда Слабоглазого, которому все равно столько земли без надобности. Бьярни очень обрадовался такому предложению, поскольку ему приглянулось жить на Дайне, да и быть соседом Тьерви он был бы не прочь.

Вот Бьярни предлагает Торарину свои полкорабля и просит за них половину деньгами, а половину товаром. Торарин не слишком обрадовался этому, но все же согласился. Он сказал:

– Неизвестно еще, продаст ли тебе Семунд землю, к тому же этот остров не самое лучшее место для жизни. Мы же с тобой давно друг друга знаем и мне было бы жаль терять такого товарища, как ты. Но если ты так твердо решил, то будь по твоему.

Тьерви же сказал такую вису:

Прибыл морской дракон
К острову славному Дайну.
Хочет клен вепря заливов
Здесь основать жилье.
Будет для Скади злата
Добрый богатый хутор,
Много родит она
Здесь сыновей здоровых.

Вот едут они к Семунду на Козлиный Холм и Бьярни предлагает доброе серебро за землю. Семунд быстро соглашается и выделяет ему участок к западу от Козлиного Холма. Они совершают сделку при свидетелях и Бьярни тут же отсчитывает серебро, поскольку Тьерви говорит ему, что земля того стоит. Потом Бьярни с женой и с людьми возвращаются в Зеленый Ключ и готовятся к переезду. Торарин на прощанье подарил ему запястье прекрасной работы, а Бьярни Торарину добрый меч. С тем они и расстаются, и Торарин обещает приезжать каждый год с товарами. Бьярни переезжает на свою землю и ставит там хутор, который называет Лощины. Вот живут они в Лощинах, и все у них ладится. Бьярни сильно сдружился с Тьерви и его сыном Фрейгером, они ездят друг к другу в гости и вместе приезжают на тинг. Все островитяне находят Бьярни очень дельным человеком, и у него ни с кем нет вражды. У них с Йодис народилось четыре сына: Оттар, Ульв, Энунд и Гицур. Все они были здоровыми и сильными, как и предсказывал Тьерви.

Через год ждут Торарина, но его нет. Не приезжает он и на следующий год, а вместо него приезжает человек по имени Олаф Странник, сын Эйрика Щита, сына Свейна Жадного, и привозит Бьярни меч, который тот подарил товарищу, и рассказывает, что на Торарина напали в Вике какие-то люди и убили его, но перед смертью он успел отдать Олафу меч и просил отвезти его на остров Дайн для Бьярни. Олаф говорит, что отомстил за смерть Торарина тем копьем, которое выдернул из раны, и Бьярни принимает его с почетом. После Олаф решает, что для него было бы неплохо перевезти свою семью на Дайн и зиму спустя так и делает. Он поселился на побережье Курганной Долины, купив землю у Семунда. Свой хутор он назвал Северная Звезда. Они с Бьярни были друг другу добрыми соседями и во всем помогали.

Так живут они не одну зиму и ничего важного не происходит, только во время раздора, о котором рассказывается в пряди о большом немирье, люди из Северной Звезды ходили вместе с Фрейгером Годи жечь Хрута Гордого в его доме. Дядя Олафа Странника Освальд Добросердечный часто ходил в походы, и с ним плавали многие достойные люди с Дайна. У него было полкорабля, а второй половиной владел Олаф. Однажды Бьярни поплыл с Освальдом в Норвегию за товаром. Они благополучно достигли Бергена и принялись разгружать рыбу, что привезли на продажу. Тут к ним подходит рослый человек в богатом плаще из полосатой ткани и спрашивает, откуда они. Олаф отвечает, что с острова Дайн. Тут Бьярни видит, что человек тот – его младший брат Аскель Большой, который уплыл пять зим назад с Хавардом ярлом. Братья с радостью приветствуют друг друга и идут пить вместе с Олафом. Аскель сказал, что последние походы ярла были удачны и у него немало серебра. Теперь Аскель ищет, где бы ему поселиться. Бьярни приглашает брата на Дайн и тот находит, что предложение очень достойное. Вот они едут на Дайн и Аскель поселяется в Лощинах. Он был человек суровый, но все дела у него спорились. Он взял в жены Раварту, дочь Кольбейна с острова Дайн, и у них родился сын Арни.

Бьярни прожил на Дайне восемь зим и умер от ран после набега фоморов. Тогда же погиб Рагнар, брат Олафа, и еще люди из Курганной долины. Над ними насыпают курган и справляют тризну. Хозяином на хуторе остается Аскель.

Но вот однажды близится время тинга, и Оттар сын Бьярни, который тогда хозяйствовал в Лощинах, собирается вести на продажу стадо баранов. Олаф Странник позволял ему пасти баранов на островке возле побережья, хотя эти пастбища принадлежали Олафу. Вот едет Оттар со своим братом Энундом и работниками Гарди и Дюри на побережье, по дороге они заезжают в Северную Звезду и ночуют там. Олаф хорошо их принимает и они сговариваются вместе ехать на тинг. Утром берут у Олафа лодку и перевозят баранов с островка на берег. Тут подплывают какие-то люди на двух лодках и, ничего не говоря, нападают на них. Вот Оттар с Дюри бьются в лодке против пятерых, а другая лодка пристает к берегу и пятеро из нее нападают на Энунда. Энунд кричит Гарди, чтобы тот бежал в Северную Звезду и звал на помощь, а сам храбро бросается в бой. Он орудует своей секирой так споро, что вскоре отрубает руку одному разбойнику и тот падает, а другому пронзает грудь и тот тоже падает. Остальные трое, видя, что противник им попался недюжинный, бегут к своей лодке и отплывают. Энунд же получил большую рану в бедро и не может быстро бежать. Один из разбойников выстрелил в Энунда из лука и попал ему в плечо. Энунд падает, но пока жив. Меж тем люди в лодке держат верх над Оттаром и Дюри, они убивают их и пристают к берегу. Там они ловят баранов, которые уже успели разбежаться, загоняют в свои лодки и отплывают. Все произошло так быстро, что Гарди с подмогой не подоспели и даже не могли заметить, куда поплыли грабители. Люди из Северной Звезды относят домой Энунда, и дочь Олафа Вальгерд заботится о нем. Она была искусной знахаркой и быстро залечила его раны. Вскоре на берегу нашли тела Оттара и Дюри. Их похоронили с почетом. На руке Оттара не нашли запястья, которое ему передал перед смертью Бьярни, и решили, что, верно, грабители успели его стащить. Энунд сказал, что сразу после тинга поедет по окрестным островам искать разбойников, чтобы отомстить за смерть брата. Он хорошо запомнил двоих из них, а еще видел, что у одного из убивших Оттара был гарпун вместо копья.

К тингу Энунд был еще слаб, но уже может ездить. Он с родичами едет на тинг, чтобы узнать у приезжих, не слышал ли кто-нибудь о грабителях на двух лодках.

Сага о большом немирье.

Жил человек по имени Хрут Гордый сын Торда Краснолицего и был он человек заносчивый и гордый. Не желал он входить ни в один годорд, а заявлял, что он сам себе годи. Хутор его Обвальный берег стоял в области каменистой и холодной и потому Хрут и его люди питались в основном рыбой. Но вот через год после прибытия на остров Аудуна и его людей случилось так, что рыба ушла от берегов Дайна и настал голод в хуторе.

Тогда брат Хрута Гордого Ивар Мрачный решил пойти в работники, дабы меньше было едоков на хуторе. Сначала он пошел в Лощины, но так как его брат из-за заносчивости своей был в распре с хозяином Лощин, то Ивару отказали в работе. Так же отказали ему в хуторе Козлиный Холм, Лишь хозяин Зеленого Ключа, годи Курганной долины Фрейгер по прозвищу годи Фрейра принял его на работу и обещался кормить весь год.

Проходит два месяца и работает Ивар хорошо и справно. По прошествии же этих двух месяцев случается так, что Ивар Мрачный, выпив лишнего, подпалил амбар где хранилось запасенное на зиму зерно. Тогда Фрейгер осерчав бросается на него с секирой и разрубает надвое прежде чем кто-нибудь успевает его остановить.

Узнав об этом, Хрут Гордый решил судиться с Фрейгером, но поскольку Фрейгер был человек сильный и уважаемый, Хрут стал искать помощи среди жителей острова.

Так ходит он от хутора к хутору и никто не хочет оказывать ему помощи. Только Аудун Годи, который за год до этого приплыл на Дайн со многими людьми и основал годорд Скалистый Берег, будучи человеком добрым и решительным, решил помочь ему. Вот выступают они на тинге против Фрейгера годи, но ведут дело так неумело, что его проигрывают.

Аудун, проиграв дело, был в сильном гневе и назвал людей Фрейгера трусливыми и недостойными людьми, сказав также, что их женщины храбрее мужчин. Но Фрейгер не стал зря злословить или начинать распрю, а просто потребовал виру за оскорбление. Аудун швырнул ему деньги и уехал.

И вот проходит полгода и поехали свататься к Халльдис , дочери Скамкеля Знатока Законов сына Ульва Большая Голова из хутора Торгримов Холм одновременно Атли Смелый сын Геста Задиры и Ульфбрет Ржавый Топорик сын Фрейгера Годи Фрейра. Возникла там меж ними ссора и сказал Атли

– Куда же вы лезете, когда вы настолько недостойные люди, что когда Аудун годи назвал вас женоподобными трусами, никто из вас не посмел ему возразить.

Тут Ульфберт хватает секиру и бьет ей Атли, тот падает и умирает. Халльдис же вышла замуж за Ульфберта.

Вскоре был тинг и Гест Задира стал судится с Ульфбертом за убийство, но Фрейгер и Сигурд присудили столь малую виру, что Аудун Годи и Гест Задира, подзуживаемые Хрутом Гордым разъярились и накинулись на людей Фрейгера. Когда погибло по трое людей с каждой стороны, люди Сигурда поняли, что дело серьезное и кинулись их разнимать, но при этом погиб один человек с хутора Двор Игрищ - Кьяртан Рыжий, родич Сигурда.

После этого все успокоились примерились и выплатив положенные виры разъехались.

И вот жена Кьяртана каждый день сидит и плачет, а на вопрос, почему она плачет отвечает, что нет у нее достойных родичей которые отомстили бы за смерть ее мужа. И так надоело это Сигурду, что он хоть и понимал, что дело кончится плохо, собрал людей со своего хутора и устроил засаду на Аудуна Годи. Но Аудун и его люди бились славно и, убив троих из Сигурдовых людей, прорвались через кольцо врагов и ускакали.

Вскоре после этого Аудун собрал людей со своего годорда и напал на хутор Торгримов холм, но случилось так что в этот дент Сигурд и его родичи пировали у Олава Странника и дома были лишь несколько женщин и работники. Люди Аудуна отпустили людей, а хутор все-таки спалили. После этого Сигурд переехал в другое место и основал хутор Долину Сигурда. А между Сигурдом, Фрейгером и Аудуном еще долго шла распря и многие были убиты. А Хрут Гордый все не давал вражде потухнуть и подогревал в Аудуне ярость и желание мстить.

Однажды приехал к Аудуну человек по имени Торлко Склочный и случилось так что он повздорил с сыном Аудуна Хальвом Веселым и убил его. А затем бежал от Аудуна и укрылся на хуторе у Хрута Гордого. Понял тогда Аудун, что недостойному человеку он помогал примирился со своими врагами.

Собрались тогда Фрейгер Годи, Аудун Годи, Гест Задира и Сварт Безумный и каждый привел с собой людей. Подойдя к хутору Обвальный Склон, выступил вперед Айдун Годи и сказал так:

– Большое немирье было на Дайне и теперь, пока жив Хрут Гордый, распри и вражда будут довлеть над нами. Выходи Хрут, потому что я вызываю тебя на бой до смерти.

Хрут, который стоял за воротами, все слышал, но ничего не сказал. Тогда вперед выступил Гест Задира и сказал:

– Негоже нам ссориться и браниться со всем хутором Обвальный Склон, хотя бы и были они людьми заносчивыми и неучтивыми. Мы примем к себе работниками всех мужей, которые сейчас выдут и встанут впереди нас.

Но никто не вышел, а люди Обвального склона изготовились к схватке. Видя это, пришедшие также обнажили мечи, но тут вышел вперед Фрейгер Годи и сказал так:

– Мы не воюем с женщинами и детьми. Выходите, ибо здесь сейчас начнется страшная сеча.

Тогда вышли из ворот Фрейдис Ясноглазая, жена Рэва Сильного с грудным младенцем на руках и с ней Дис Седая, племянница Хрута Гордого. Их провели к лошадям, на которых приехали Фрейгер, Аудун и Гест. Фрейгер Годи, известный своим добрым нравом, потом привел их к себе перезимовать, а весной дал им серебра и они уплыли на остров Майн к Гудрун Сварливой, сестре Хрута и больше о них не будут речи в этой саге.

Тогда подступили к воротам Скальскегг Находчивый, брат Геста, Ормунд Скальд с хутора Аудунов Двор, Сварт Безумный и Эйрик Щит с хутора Северная Звезда. Лейв Кривозубый, Аудун Хромой и Скегги бросали в них камнями со стены и попали Скальскеггу в голову, отчего тот упал и умер. Ормунд Скальд сказал тут вису, в ней были такие слова:

Недостойно вершителя боя,
Словно стадо в овчарне крыться,
Навеки позором покрыли
Себя люди гордого Хрута.

Тогда к воротам подошел Ори Медведь, чья сила была столь велика, что он раздирал руками ягнят, и ударом сшиб ворота и они упали. Тогда вбежали внутрь все, кто был поблизости. Ори Медведь шел первым, он сражался храбро и убил Скегги и еще трех работников, но раны его были столь многочисленны, что, когда Лейв Кривозубый ударил его копьем, Ори схватил копье, сломал его и бухнул мертвый. Тогда гест Задира метнул свое копье по прозванию Жадина, оно пролетело через весь двор, пробило Лейву грудь и пригвоздило его к стене сарая. Лейв, падая, сказал вису, но ее никто не расслышал, и умер. Увидев это, Гудфинна Злопамятная, его жена, схватила его копье и сказала:

– Славно же ты угостил моего мужа, попробуй и моего угощения.

После этого она побежала на Геста. По дороге ей встретился Соти Поясок, работник с хутора Берсеркова Балка, он замешкался, и она пронзила ему копьем грудь так, что копье вышло с другой стороны. Подбежав к Гесту, она принялась биться с ним, да так, что позавидовал бы любой мужчина. Гест хотел обезоружить ее, но промахнулся и попал ей мечом прямо в сердце, отчего она умерла. Тем временем Грани Рот бился с людьми Фрейгера Годи и убил двух работников, братьев Торви и Хескульда. Увидев это, Фрейгер Годи стал пробиваться к нему, чтобы убить, однако его опередил Аудун Годи, разрубивший Грани голову на две части. Хрут же бился с Ормундом Скальдом и нанес ему смертельную рану. Ормунд упал и сказал:

Властителя слов сразила
Гадюка испарины лука.
Хлекк боев забирает
Тополя ветра потока.
Тебя же, Хрут, ожидает
Смерть, недостойная мужа.
Пред взором скальда встает
Жалкая участь Хрута.

После чего умер. Сын же Хрута Рэв Сильный, потерявши в схватке меч, выхватил из ворот засов и стал биться им, как дубиной и убил им Флоси Ленивого, брата Фрейгера Годи. Фрейгер же разгневался и метнул свой меч так, что попал Рэву в шею, и его голова отделилась от туловища и упала на землю. Тут, видя, что дело его совсем плохо, Хрут и его люди отступили в дом и заперлись там. Сварт Безумный успел метнуть свое копье в дом, пока Хрут не закрыл дверь и нанес ему рану на ноге. Завидев, что Хрут заперся в доме, Аудун Годи сказал:

– Что ж, если муж не желает сражаться, то и не муж он вовсе. И смерть примет не от руки воина, а от огня и дыма.

После чего велел запереть снаружи двери, обложить дом хворостом и поджечь. Хрут же закричал из дома:

– Тогда вам вовек не будет удачи и дети ваши проклянут вас, и древний курган разверзнется и придет всему конец!

Аудун Годи спросил у Фрейгера Годи:

– Ты слышал что-нибудь?

– Наверное, собака брешет, - ответил Фрейгер и кинул факел. Дом загорелся, но никто не попытался выскочить наружу. Так они и сгорели: Хрут Гордый, сын его дяди Ивар сонный, муж его сестры Ерунд Славный, сын Ивара Сонного Гейр Бараний Бок, Работники Финн, Стурд Свиная Голова, Эцур Глупый, Вестейн храбрый, жена Хрута Сигрид Богатая и все прочие оставшиеся в живых обитатели хутора. На этом кончается прядь о большом немирье.

Прядь о Бьерке Христианине

Жил человек на острове Дайн по имени Квист, а по прозвищу Слабоухий. Он был большой человек и был годи в местности, которую называли Пивной Склон. Однажды он поплыл в поход с Освальдом Добросердечным, они долго плавали и снискали себе большую славу в Норвегии и других землях. Как-то раз на их корабль близ Тронхейма напали даны и была жестокая сеча. Освальд, Квист и их люди побеждают датчан и берут хорошую добычу, но Квист сильно ранен. Тогда они пристают в Тронхейме и ищут знахарку, которая могла бы выходить Квиста. Квист очень плох и все думают, что он скоро умрет от ран. Квист же очень хотел умереть на Дайне и просит, чтобы его отвезли туда. Тут встречается Освальду человек по имени Фома. Он был христианин и умел врачевать. Освальд просит его вылечить Квиста, и Фома говорит, что попробует. Вот он осматривает Квиста и находит, что раны очень тяжелы и многие сильно загноились. Тут он предлагает Квисту обратиться в новую веру, мол, его бог очень силен и оказывает покровительство немощным. Квист соглашается и Фома проводит над ним обряд крещения. После этого он лечит Квиста и заставляет повторять за ним непонятные слова, которыми обращаются к его богу. Квист очень жаждет выздороветь и усердно возносит хвалу богу по имени Христос. Скоро его дело идет на поправку и Квист выздоравливает.

Вот Квист приглашает Фому поехать с ним на Дайн и Фома соглашается. Фома также рассказывает о Христе Освальду и его людям, но те говорят, что они здоровы и удачливы и им нет нужды поклоняться богу, который защищает слабых. Они приезжают на Дайн и Фома останавливается в Доме у Дороги.

У Квиста был сын по имени Бьерк. Он был человек мягкий и учтивый, его многие любили. Бьерк часто заступался за обиженных и помогал всем, кто в том нуждался, поэтому его прозвали Бьерк Добрый Человек. Фома разговаривает с Бьерком и Бьерк находит, что бог, о котором рассказывает Фома, очень достойный и много лучше известных ему богов. Квист говорит сыну, что Христос спас его от смерти и Бьерк сам решает принять новую веру. Фома очень рад и крестит Бьерка и всю его семью. Все люди с хутора тоже решают принять крещение, поскольку знают Квиста и Бьерка, как очень достойных людей. Фома предлагает другим людям с Дайна окреститься, но они не расположены к этому, поскольку слышали от Освальда и других путешественников, что новая вера запрещает все старые.

После Фома уезжает, а Квист передает годорд Сигурду Законоговорителю, поскольку находит, что ему тяжело будет теперь защищать своих людей на тинге, а Бьерк не хочет быть годи. Люди говорят, что ничего нет особенного в том, что Квист поклоняется богу, который его спас, а Бьерку такая вера тоже сильно подходит, и все живут дальше спокойно.

Через три зимы Фома возвращается и снова останавливается в Доме у дороги. Он объясняет Квисту и Бьерку, какие обряды нужно проводить и снова рассказывает им о Христе. Орм Змеиный Язык, сын Арнора, внук Семунда, приходит слушать Фому, а выслушав говорит вису и были в ней такие слова:

Люди Белого бога
Во многом ему подобны
Слабосильны и многословны
Не похожи на ясеней битвы.

Люди думают, что Фома потребует виру за оскорбление или будет вызывать Орма на поединок, но он не делает ни того, ни другого, а просит своего бога, чтобы тот простил Орма. Люди очень удивлены и говорят, что Фома либо слаб умом, либо он недостойный человек. Квист вступается за своего гостя, поэтому Фоме никто не причиняет зла, но про хозяев Дома у Дороги начинают думать дурное. Потом Фома уезжает и все снова спокойно.

Так проходит еще десять зим. Фома приезжает раз в несколько лет, но останавливается только в Доме у Дороги и больше ни с кем не встречается. В один из его приездов Квист и Фома едут к Сигурду Законоговорителю, который тогда уже был годи, и просят его отдать Фоме пергамент с рунами. Сигурд говорит, что Квист не хуже него должен знать, что Бальдр велел передать свиток достойному мужу, который за ним придет, а всякий на острове знает, что Фома не мог постоять за себя, и что, мол, если бы не заступничество Квиста, ему было бы худо. Фома же говорит, что выполняет волю своего бога. Потом он говорит, что ему нужно только взглянуть на пергамент. Сигурд очень неохотно, но соглашается, поскольку не хочет ссориться с Квистом. Фома смотрит на руны и осеняет себя крестом. Он говорит, что это страшное пророчество для всех христиан, но отказывается объяснить. Потом они возвращаются в Дом у Дороги, а Сигурд укрепляется в мысли, что новая вера очень слаба и принимать ее не стоит, раз для всех христиан скоро будет большая беда.

После этого Фома, Квист и Бьерк возводят в Доме у Дороги крытое деревянное капище и ставят сверху крест. Люди находят, что это очень богатый дар новому богу, поскольку дерево на острове - большая ценность. Фома же призывает всех, кто приходит на Квистов хутор, принять новую веру, поскольку, мол, все, кто сейчас этого не сделает, после смерти будет гореть в страшном огне. Однако островитяне только думают, что Фома окончательно повредился рассудком. Сигурд же всем говорит, что так наказал Фому Бальдр, и руны на пергаменте опасны для христиан.

Потом Фома снова уезжает и возвращается спустя зиму. В то же время Гест Задира приезжает пригласить Бьерка на пир, но тот отказывается, поскольку Гест говорит, что будет приносить жертвы богам. Гест считает, что ему нанесли оскорбление и говорит, что его боги сильнее, чем Христос. Бьерк говорит:

– Мой бог сумеет постоять за себя.

Гест отвечает, что, мол, посмотрим.

Гест уезжает, но той же ночью пробирается на двор к Бьерку и поджигает капище. Капище сгорает, хотя его усердно тушат все обитатели Дома у Дороги. Потом Гест едет к Сигурду Законоговорителю и при свидетелях заявляет, что он совершил. Сигурд говорит, что дело это недоброе, и что Бьерк хоть и христианин, но человек достойный и никому не причинял зла, а добро от него видели многие. Он предлагает Гесту поехать в Дом у Дороги и решить дело миром. Гест Задира соглашается, потому что ему любопытно узнать, что будет делать Бьерк.

Вот приезжают они с Сигурдом на двор к Бьерку и Сигурд говорит, что, мол, Гест готов заплатить за урон. Гест подтверждает это, но при этом говорит:

– Твой бог один, поэтому ему никто не помогает. Но я выяснил, что хотел, поэтому заплачу тебе три марки серебром и не будем ссориться. Не хочу я продолжать распрю, тем более, что ты не раз помогал мне.

Бьерк стоял бледный и чуть не трясся. Он сказал:

– Я не возьму твоих денег, потому что моему богу это не понравится. Он велит не стремиться к богатству а думать о том, что будет после смерти.

Гест очень изумился и сказал:

– Неужто ты будешь драться со с мной? Это твоему богу, я думаю, еще больше не понравится.

Сигурд добавил при этом:

– Не стоит начинать кровопролитие из-за такой малости, как сгоревшее капище, ведь вы соседи. Если не хочешь принять те деньги, что тебе предлагают, тогда вызывай Геста на суд и пусть все будет по закону.

Бьерк же ответил:

– Я не буду драться с Гестом и судиться с ним не стану тоже. Я хочу, чтобы нас рассудили мои братья, когда они приплывут, по справедливому закону, который един для всех людей.

Гест и Сигурд подивились таким речам, поскольку у Бьерка не было никаких братьев, а только одна сестра. Также они видели, что Бьерк явно не в себе и подумали, что он вот-вот впадет в священную ярость. Тогда Гест сказал такую вису:

Мыслей тревожных клеть
Стала, похоже, слаба -
Славит дробитель гривн
Конунга новых богов.
Стоит недоброго ждать
Ясеню лязга железа,
Ньерда пучины вепрь
Влагу костров принесет.

И еще добавил:

– Верно про тебя говорят, что ты уже не человек, а вовсе христианин.

После этого они уезжают и всем говорят, что Бьерк повредился рассудком. Орм же Змеиный Язык, прослышав об этом, сказал:

Дым от капища Бьерка
Достигает горной опоры
Так же безумие Бьерка
Перешло предел разуменья
Старых богов забыл он,
И предков закон попрал он
Много несчастий Дайну
Несет забывший обычай.

Прядь о людях со Скалистого Берега

Случилось так, что приплыл на Дайн Аудун сын Аудуна, внук Торхалля Свиньи, правнук Аудуна Годи, которая был сыном Торбьерна Годи, внуком Аудуна Норвежвеца, правнуком Кольгрима, который был сыном Сигхвата Младшего, внуком конунга Хакона Изгнанника. Он был знатный и достойный человек, к тому же ведущий в колдовстве, с ним пришло много людей, в их числе Гест Задира и Сварт Безумный со своими людьми и семьями. Аудун явился на тинг острова Дайн и объявил, что его предки были большими людьми на Майне, и он намерен поселиться на острове Дайн и быть годи. Люди в Дайна видели, что Аудун грозен и он и его люди его все сплошь в крашеных одеждах и хорошо вооружены. Они решили не перечить ему и Сигурд Законоговоритель сказал:

– Сдается мне, что никому не будет вреда от того, что ты и твои люди заселят восточную часть острова, которая нынче пустует. Будь там годи и не ищи ни с кем ссор.

Люди с Дайна его поддержали, и аудуновы люди нашли, что это очень достойное предложение. Они поехали на восточное побережье острова и основали там три хутора: Аудунов Двор, на котором поселился Аудун, Крутые Горки, в которых стал хозяином Гест Задира и Лежбище, которое после назвали Берсерковой балкой, где хозяйствовал Сварт Безумный. Целиком же эти земли стали называть Скалистый берег.

Люди со Скалистого Берега были заносчивы и часто судились с жителями остальных годородов, но обычно дело кончалось миром и виры они платили сполна, поэтому снискали себе уважение. Люди со Скалистого Берега участвовали в сожжении Обвального Склона, как о том рассказывается в пряди о большом немирье.

Аудун Годи сватался к внучке Семунда Слабоглазого Асню Мастерице и они сыграли свадьбу и прожили вместе две зимы, но потом у них не заладилось житье, поскольку Аудун требовал, чтобы Асню много работала по хозяйству, а она предпочитала заниматься рукоделием и говорила, что для других дел на хуторе есть работники. Однажды они повздорили и Асню при двух свидетелях объявила о разводе и уехала к своему деду, забрав назад все свое приданое – шесть сотен локтей полосатыми тканями и еще сотню серебром сверху. При этом она сказала такую вису:

Диса нарядов слаба,
Но не позволит она,
Чтобы сражений шест
Ей помыкал бесстыдно.
К дряхлому тополю сечи
Нынче же уезжает
Фригг перины дракона
Вместе со льдом ладони.

Аудун Годи не слишком печалился и хотел жениться на женщине по имени Бергтора с хутора Двор Игрищ, где хозяйствовал Гейр Рыболов, говоря, что, мол, незнатная женщина сговорчивей будет. Но Бергтора заявила, что не пойдет замуж за человека, от которого только что ушла жена. Гейр долго уговаривал ее, поскольку считал, что породниться с Аудуном большая удача. Но Бергтора настояла на своем, говоря, что от хорошей жизни жены не уходят. Аудун уезжает ни с чем, он сильно разгневался, но виду не подал, поскольку ругаться с женщиной был бы и вовсе позор. Брат же Бергторы, Ингьяльд, решил, что раз Аудун Годи спустил такое оскорбление, то не так уж он и грозен. И вот Ингьяльд спустя несколько недель приезжает на Аудунов Двор и сватается к дочери Аудуна, Нерейд, говоря, что породниться все равно можно. Аудун спросил у Нерейд, хочет ли она выйти замуж за столь небогатого человека, и Нерейд отвечает, что богатство дело наживное, а если человек достойный, то он сумеет показать себя. Ингьяльд же, которому Нерейд сильно нравилась, спросил, чем он может показать, на что способен. Нерейд говорит, что если Ингьяльд достанет для нее сокровище из кургана, то она выйдет за него замуж. Ингьяльд клянется, что сделает для нее это и уезжает. Аудуну это сильно не понравилось и вот он едет вслед за Ингьяльдом и предлагает ему отступиться и не пытаться добиться брака с Нерейд. Ингьяльд же говорит, что не будут удачи человеку, преступившему клятву, а там, дескать, поживем - увидим.

И вот Ингьяльд отправляется на курган и хочет разрыть его. Это видит Старкад Вспыльчивый, приемный сын Гро Колдуньи, и вот он идет и говорит Ингьяльду, что делать этого не стоит. Ингьяльд говорит, что поклялся добыть из кургана сокровище, а Старкад говорит, что не стоит подвергать опасности весь остров, и предлагает биться на кургане через две ночи, а пока Ингьяльд копать не будет. Ингьяльд соглашается, и Старкад уходит, а Ингьяльд остается ночевать на кургане. В условленное время Старкад приходит и видит, что на кургане вырыта небольшая ямка, а рядом лежит мертвый Ингьяльд. Старкад зовет людей, они осматривают тело и находят, что у покойника сломана шея. После чего Ингьяльда отвозят к нему на хутор и там хоронят.

Старый Гейр от такого несчастья ополоумел и поехал к Аудуну Годи требовать с него виру, мол, это он желал зла Ингьяльду, и извел своим колдовством. Аудун велел Гейру убираться и не молоть чуши, а Гейр бросился на него с мечом. Аудун тоже выхватывает меч и кричит своим людям, чтоб не вмешивались. Он бьются и вот Аудун сильно ранит Гейра и тот падает. Потом Аудун дает работнику, что был с Гейром полмарки серебром и говорит, что мол, это вира за рану, а потом дает лошадей, чтобы перевезти Гейра в Двор Игрищ.

Однако Гейр не унимается и на следующий день на Аудуновых двоих родичей Торгильса и Торрода нападают сыновья Гейра Хамунд и Храпп и убивают их. Тут Аудун вовсе звереет, он собирает своих людей и едет на Двор Игрищ. Там он говорит:

– Приходилось мне уже жечь в доме одного безумца, придется сжечь и второго. Выходите из дома все женщины, дети и работники, пусть там останутся только Гейр с сыновьями. Из дома вышли работники числом трое и Бергтора, дочь Гейра. В доме же остались Гейр, Хамунд, Храпп и их побратим, родом сакс, который гостил у них. Аудун велел обложить дом хворостом и зажечь, но тут из под крыши Храпп начинает стрелять из лука и ранит человека с Аудунова Двора по имени Эйрик, который стоял рядом с Аудуном. Тут Аудун кидает копье и так метко его направляет, что Храпп падает в доме, убитый. Тут огонь уже занялся, а дом был невелик и сгорел он быстро. Только Аудун заметил, что дым валил как—то уж очень густо и сильно ел глаза. Аудун понимал в колдовстве, поэтому понял, что без него не обошлось. Потом, когда дом прогорел, люди Аудуна разобрали пепелище, но нашли только кости Храппа, которые опознали по аудунову копью, и еще одного человека, и поняли что двоим удалось бежать под прикрытием дыма. Это было самое начало весны и на море сильно штормило, но на берегу не досчитались одной лодки и поняли, что люди из Двора Игрищ уплыли и скорее всего погибли.

Бергтору же с работниками принял на своем хуторе Бьерк Христианин.

Жил человек по имени Сварт Безумный и был он хозяином хутора под названием Берсеркова Балка. Был он человек дельный, но неудачливый, хутор его стоял на скалистом берегу и было там лишь небольшое пастбище, где паслись несколько коров. Жил же хутор продажей бревен, что сплавляли они с соседних островов. Надумал он жениться.

Он и пятеро его людей надели нарядные одежды, прихватили с собой подарки, сели в две большие лодки и поплыли на хутор Северная Звезд, где хозяином был добрый бонд Олав Страннник сын Асгейра Удачливого. Была у Олава дочь Вальгерд. Приехав на хутор Сварт Попросил Олава отдать ему свою дочь в жены. Олав Странник думал недолго и сказал, что найдет для своей дочери много более достойного мужа чем Сварт, да и Вальгерд он не глянулся, поскольку был уже немолод и лицом суров.

Обиделся на это Сварт, однако виду не показал, погрузился на лодки и отплыл. Недалеко уплыли они, не далее ближайшего мыса. А на следующее утро высадились они у пастбища, где паслось стадо баранов, которое собирался Олав продать на торге. Были при этом стаде двое работников и родич Олава Рэв Пивная Бочка . Олав же в это время был неподалеку на берегу. Вот высаживаются люди из Берсерковой Балки на берег и набрасываются на пастухов. Одного из работников убил сын Сварта Сам Черный, другого ранил Рунольв Белый, ранили они также и Рэва, но и Сварт, и Рунольв получили раны. Раненый работник добежал до Олава Странника.

Вот люди с Берсерковой Балки забивают баранов и грузят сколько могут в лодки. Тут один из них увидел, что едет к ним Олав и с ним многие из его людей. Сварт и его люди садятся в лодку и отплывают. Подъехав к берегу Олав увидел что учинили люди Сварта , он очень рассердился. А так как лодка отплыла еще не далеко, то Олав берет свое копье и бросает его так, что оно пробивает насквозь Ивара Жестокого родича Сварта и сломав борт лодки, ушло в воду. Однако остальные люди уплыли в Берсеркову Балку. А так как до тинга оставалось уже мало времени, то Олав решил не мериться со Свартом, а решить дело на тинге.

Прядь о ниде

Однажды приплыл на остров Дайн после тинга торговый человек по имени Магнус. Он привез на продажу соль и остановился близ хутора Сигурдова Долина. Надо сказать, что корабли останавливались в Зеленом Фьорде то на одной стороне, у Сигурда Законоговорителя, то на другой у Фрейгера Годи и смотрели, где выгодней продать либо купить, и часто годи переманивали друг и друга покупателей. Потому Фрейгер и Сигурд не слишком ладили, хотя до распри дело не доходило.

Вот Магнус останавливается у Долины Сигурда, сносит товар на берег и начинает торговаться с Сигурдом. Пока они сговариваются (а торговались они оба очень умело), через фьорд переплывает на лодке Ульфберт Ржавый Топорик, сын Фрейгера Годи, подходит к Сигурду и заговаривает с ним. Он спрашивает, слышал ли Сигурд о разводе Асню с Аудуном и прочих вестях, потом обращается к Магнусу, и так ловко заговаривает им обоим зубы, что вскоре Сигурд забывает, о чем шла речь вначале и отвлекается, а Ульфберт быстро перекупает соль у Магнуса и, довольный, перевозит ее к себе на хутор.

Той же ночью переплывает фьорд младший брат Сигурда Бьерн Торопыжка, залезает в амбар к Фрейгеру и портит соль, поливши ее водой и смешав с землей. Кроме того, справляет посреди амбара нужду. Все это он сделал быстро и тихо и уплыл к себе. Обнаружив поутру такую неудачу, Фрейгер Годи сильно разъярился и чуть было не поплыл драться с Сигурдом, но тут подошел к нему заезжий скальд по имени Гунлауг и предложил сложить о Сигурдовой долине нид. Фрейгер радостно соглашается и скальд говорит такую вису, и ее слышат все, кто был на дворе у Фрейгера:

Так же, как недостойный
Землю яств испоганил,
Также по скальда слову,
У подлеца все стадо,
Что у Ньерда добыть сумел он,
Обратится в вонючую кучу,
Как раз под стать негодяю
По запаху и по стати.

Через день на хуторе Зеленый Ключ узнают, что в Сигурдовой Долине погнила в амбарах рыба, примерно четверь запасенного Сигурдом на год, и Сигурд уже прослышал о ниде и сильно сердит.


сеттинг